Олег Кожемяко
Олег Кожемяко

Сумеет ли одиозный Олег Кожемяко сохранить должность, не смотря на откровенные провалы и новую волну коррупции. Будучи человеком не чуждым многомиллиардным схемам откатов, господин Кожемяко будет зубами хвататься за возможность оставить свою пятую точку на столь прибыльном месте.

Приморский край, ставший чемпионом по количеству и качеству скандалов в минувший предвыборный цикл, сохранил за собой статус непредсказуемой территории, вновь заставив сжиматься сердца кураторов из внутриполитического блока Кремля, пишет издание Аргументы.ру.

Рейтинг назначенного Президентом врио губернатора Приморья Олега Кожемяко едва достигает 40%. И это при том, что за 50 дней руководства регионом он всерьез обозначил решение целого ряда актуальных проблем территории: взялся за расселение ветхого фонда (более 800 тысяч человек переедут в новое жилье уже в 2019 году), занялся вопросом обманутых дольщиков, добился снижения на 30% цен на продукты рыболовства, обновил оборудование и технику в медучреждениях региона, обеспеченил единовременной выплаты приезжающим в Приморье врачам (свыше 800 тыс. рублей) и доплаты к основному окладу медработникам. Вдвое увеличилась сумма, направляемая на бесплатное ежедневное питание младшеклассников. Был принят региональный закон о «Детях войны», который предусматривает льготы на проезд в общественном транспорте, оплату коммунальных платежей и денежную выплату к 9 мая. Общая же  стоимость пакета социальных законов, инициированных главой края, составила 11 млрд рублей.

Для начала губернаторства, казалось бы, неплохой задел. Однако на фоне главной беды региона – экологической – все остальные шаги властей кажутся местным жителям не столь горящими. А главным раздражителем здесь был и остается грузовой терминал в морском порту Находки – ОАО «Терминал Астафьева», с жалобой на который еще в ходе прошлогодней «Прямой линии» к Путину обратился местный школьник Андрей Боль. Ребенок тогда ярко живописал проблему угольной пыли из-за погрузки угля в порту открытым способом. Президент обещал разобраться, однако ситуация с тех пор только усугубилась.

Растущие объемы экспорта угля, обеспечивающие приток валюты владельцу терминала, а также нежелание собственника предпринимать меры экологической безопасности разогрели народные протесты до критической отметки. Актуализировал проблему ноябрьский экспертный круглый стол в Москве, посвященный обсуждению доклада «Избирательная кампания в Приморье: особенности выбора», где обсуждались в том числе экологические проблемы региона и их влияние на позиции местной власти. «За последние 10 лет в Находке выявляется в 10 раз больше онкобольных, 17% смертей в городском округе вызваны злокачественными образованиями», — в частности, подчеркнули докладчики. А социологи обозначил последствия – рейтинг Олега Кожемяко за месяц едва увеличился на 5%. «Бывший глава Сахалина занимается электоральным «бегом на месте». Второй тур почти гарантировано означает для Кожемяко если не поражение, то весьма сомнительную победу», — уверен эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев.

Не сильно сказались на цифрах поддержки и усилия федерального центра по продвижению своего кандидата: ни согласие Путина с инициативой Кожемяко перенести столицу ДФО из Хабаровска во Владивосток, ни отказ «Патриотов России» от участия в выборах губернатора для минимизации риска второго тура.

Заострил пробленость региона и непростое положение Кожемяко телеграм-канал «Незыгарь», представивший 13-минутный фильм об экологической катастрофе в Находке. Автор документалки —  директор Института актуальной экономики Никита Исаев — напомнил, что еще в 2014 году было принято решение о закрытии открытой перевалки угля, однако владельцы «Терминала Астафьева» «игнорируют требование и властей, и жителей». За это время, добавил Исаев, из Находки уехало более 7 тысяч человек (а это 5% всего населения города!), из прибрежных вод ушла рыба.

При этом и эксперты, и заинтересованные в предвыборном процессе политики, и сами жители прекрасно понимают, что государство глобально менять ситуацию с углеотгрузками не станет.. Еще в августе глава государства заявил о необходимости увеличить экспорт угля на 50% за счет поставок в страны Азии. А значит объем перегрузки на «Терминале Астафьева» будет увеличен.

В итоге именно решение угольной проблемы оказалось главным критическим моментом всей предвыборной кампании Олега Кожемяко. И даже заявление губернатора о том, что стивидоры будут платить экологический сбор на нужды города – до 15 рублей с каждой тонны – не может в народном восприятии снять с власти ответственность за неэффективных управленцев «Терминала Астафьева».

Все попытки пиарщиков врио губернатора нейтрализовать электоральную угольную угрозу ни к чему не привели. Хуже того, в стремлении заглушить неудобную тему агрессивным продвижением своего кандидата «из каждого утюга» они сподвигли народ на едкое творчество («День в Приморье сменяется ночью, Мы благодарны, Олег, очень-очень!»).

В результате сложилась критическая ситуация – по информации источников из администрации Приморья, очередное упоминание проблемного «Терминала Астафьева» вызывает у Олег Кожемяко глухое раздражение. Теперь понятно, что еще на старте предвыборной кампании надо было проявить предельную ультимативную жесткость в диалоге с владельцам углепорта, требуя неукоснительного соблюдения экологических норм и достигнутых ранее договоренностей.

Выигрывать же в первом туре кандидату от власти надо фактически «любой ценой» (именно этого и ожидает Москва), а потому и снимаются с выборов любые мало-мальски серьезные соперники… Однако, Олегу Кожемяко и технологам его кампании не стоит забывать, что Приморье – регион непростой и не все методы здесь годятся…

Именно об этом напоминает судьба его предшественника – Андрея Тарасенко, доигравшегося в итоге до второго тура выборов губернатора Приморья, по скандальным итогам которого федеральный центр был вынужден аннулировать результаты голосования и назначать новый предвыборный цикл. По информации региональных СМИ, именно Находка стала одной из главных точек вброса голосов за Тарасенко.

Есть мнение, что «удружил» Тарасенко с высоким «голосованием» за него во втором туре в Находке именно владелец «Терминала Астафьева». Вспомним про личные амбиции хозяина терминала, который однажды уже почти примерил на себя статус врио губернатора Приморья. В сентябре СМИ со ссылкой на источники газеты «Ведомости» в Кремле сообщали, что «возглавить регион до новых выборов может бывший депутат Госдумы Руслан Кондратов».

Опасность повторения скандального сценария выглядит и на этих выборах вполне реалистичной, учитывая тему экологической катастрофы в Находке и растущие протестные настроения в городе из-за угольного терминала. Любое сомнение в итогах выборов способно привести к недовольству людей и подорвать репутацию нового избранного губернатора. Достаточно одного неверного шага – например, вновь растиражированных фактов вброса голосов за кандидата от власти  – и политическая карьера и перспективы Олега Кожемяко могут превратится в пыль. И в этом сценарии в Кремле вполне могут вновь вспомнить об источнике уже другой пыли — угольной – о «бывшем депутате Государственной Думы» …

Кто такой Олег Кожемяко?

Главным активом клана главы Сахалина Олега Кожемяко всегда было ПАО «Преображенская база тралового флота». Пакетом в 93,14% акций этого предприятия владеют жена, сын и сестра-близнец губернатора. 14 июня Кожемяко-младший увеличил свою долю в суммарном пакете. А 19 июня появилась информация, что семейную компанию губернатора покупает через номинального собственника холдинг «Гидрострой», связанный с бывшим сенатором от Сахалина и миллиардером Александром Верховским. Почему глава Сахалина вдруг решил продать прибыльное предприятие? Может, осознал, какие возможности открывает перед семьей выполнение задачи, поставленной президентом России, — развернуть вектор развития на Восток?

Когда бывшего губернатора Сахалина Александра Хорошавина наконец-то отправили за решетку за взяточничество, ему на смену из соседней Амурской области пришел Олег Кожемяко. Жители региона воспрянули духом: наконец-то у них появится шанс на лучшую жизнь. Ведь новый губернатор — вроде бы человек солидный, порядочный, с опытом. А еще — ценит и любит свою семью, в чем не раз признавался публично. «Для меня семейные узы очень важны. Стабильность в семье — основа, которая дает силы. Семья, жена, сын, дочь — главная отдушина», — рассуждал он в своем блоге, еще будучи главой Приамурья.

cf46e287-91f7-49fb-a1af-046785cc9695.JPG

Глава Сахалина Олег Кожемяко

Правда, с женой вышла небольшая заминка. Если судить по декларации о доходах, Кожемяко человек холостой. Никакой супруги там не значится. Еще в 2010 году Кожемяко впервые стал одним из двух губернаторов в стране, не раскрывших информацию о доходах своих жен. Но потом все объяснилось. Оказалось, что спутница жизни у нового главы Сахалина все-таки имеется. По его собственным словам, с гражданской супругой он «живет с третьего курса, вместе уже 29 лет». Хотя оформить отношения официально так и не собрался, расходиться тоже не намерен: «Мы двигаемся согласно намеченного курса и пока никуда не собираемся в сторону уходить».

От общественности фактическую жену Ирину Герасименко сахалинский губернатор не скрывает, регулярно появляется вместе с ней на протокольных мероприятиях. И часто публично признается в любви и уважении в ней: «Спутник по жизни должен быть прежде всего надежным другом, способным помочь в любой жизненной ситуации, поддержать в трудную минуту. В человеке, который рядом с тобой, ты должен быть уверен на все сто. Мне в этом смысле повезло».

кож3.jpg

Кожемяко с женой

С большой теплотой всегда говорит Кожемяко и о своих детях, особенно о сыне Никите, которым глава Сахалина очень гордится. В губернаторскую семью входит также еще один дорогой его сердцу человек — сестра-близнец Ольга Кравченко. С нею, по признанию Кожемяко, его связывают «и в юности, и сейчас очень близкие отношения». Единственное, что их омрачает, — то, что нет возможности видеться часто: «Сейчас сестра живет в другом субъекте, по месту службы мужа-генерала. <…> Но мы часто общаемся по телефону, встречаемся и по-прежнему считаем себя единой семьей».

кож7.jpg

Семейный клан Кожемяко действительно живет в любви и согласии. Так, уже второе десятилетие жена, сын и сестра губернатора совместно владеют одним из крупнейших рыбопромысловых и рыбоперерабатывающих предприятий на Камчатке — ПАО «Преображенская база тралового флота» (ПБТФ) с дочерними предприятиями. До того как поступить на государственную службу, Кожемяко сам возглавлял совет директоров акционерного общества. Но после назначения губернатором Амурской области передал бизнес любимой семье.

женаидочь.jpg

Олег Кожемяко с женой и дочерью

Родственники Кожемяко не только владеют акциями ПБТФ, но и управляют компанией. Ирина Герасименко входит в состав совета директоров и является заместителем генерального директора Московского представительства ПБТФ. Никита Кожемяко в составе директоров с 2008 года — года поступления в университет. Ольга Кравченко ранее была генеральным директором семейной компании, а затем заняла аналогичный пост в ООО «Торговый дом «Фили», владеющем четвертью пакета акций ПАО. При этом сестра сахалинского губернатора осталась в совете директоров ПБТФ, а на посту гендиректора ее сменил некий Сергей Еремеев. Кожемяко-младший стал его заместителем.

Конечно, ни сам Кожемяко, ни его родственники не могут похвастать, что создали огромный бизнес с нуля: Преображенская база тралового флота существует с 1930 года. Но зато управлять гигантом родом из СССР они научились вполне успешно. По открытой информации, выручка ПАО «ПБТФ» в прошлом году составила 6,499 млрд рублей (в 2016 году — 6,894 млрд), чистая прибыль — 243 млн рублей (2016 год — 1,019 млрд). А согласно отчету акционерного общества, его доля в рыбохозяйственном комплексе Дальнего Востока составила в прошлом году 13%.

никитакожемяко.jpg

Никита Кожемяко

Семейный бизнес настолько цветет и пахнет, что в декабре прошлого года ПБТФ заказала у калининградского АО «Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» большой морозильный рыболовный траулер.

По условиям контракта, подписанного 1 декабря, «Янтарь» должен построить судно к октябрю 2021 года. Новый корабль пополнит уже имеющийся флот: ПБТФ владеет плавзаводом, двумя большими автономными морозильными траулерами, а также целой флотилией добывающих судов среднего класса, вспомогательным и транспортным флотом. Свои суда ПБТФ ремонтирует на собственном современном судоремонтном заводе. Ловит на них минтая, сельдь, сайру, терпуга, лосося, краба и креветку в Охотском, Беринговом и Японском морях. На собственном рыбокомбинате мощностью более 90 тысяч банок в сутки производит три вида консервов из лосося, два из сайры, четыре — из икры минтая. На участке марикультуры площадью 16 га выращивает мидий, гребешка и морские водоросли.

кожемяко8.jpg

Неудивительно, что самые выгодные разрешения и квоты на вылов, например, дорогостоящего тихоокеанского краба, достаются надежной и проверенной временем ПБТФ. Квота компании на вылов биоресурса в этом году составляет 125,1 тысяч тонн, что выводит ПБТВ на седьмое место среди российских рыбопромышленных предприятий по объему квот.

Правда, осенью прошлого года, как раз перед появлением инициативы об изменении правил распределения квот, в деловых кругах пошли слухи: клан Кожемяко собирается продать ПБТФ холдингу «Гидрострой», связанному с миллиардером Александром Верховским, который до осени прошлого года был сенатором от Сахалина. Но ожидаемая сделка не состоялась. Вместо этого в ноябре ПБТФ провела дополнительную эмиссию ценных бумаг, которые выкупили основные владельцы — семья Кожемяко.

верховский.jpg

Олигарх Александр Верховский

После допэмиссии жена главы Сахалина стала собственником 28,0529% акций ПБТФ, сестра — 27,4209%, сын — 0,9469%. Еще 26,5811% акций в конце прошлого года принадлежало ООО «Торговый дом «Фили», зарегистрированному в Москве. Этой компанией на паритетных началах, имея каждый долю в 50%, владеют Герасименко и Кравченко. Прекрасной половине губернаторского клана принадлежит также 80% ООО «Вымпел», зарегистрированного во Владивостоке и владеющего в ПБТФ 13,7013% акций.

 

В совокупности сестра, жена и сын сахалинского губернатора владеют 93,14% акций семейной компании. Эксперты оценивают совокупный пакет родственников Кожемяко в 400–430 млн долларов.

А 14 июня этого года Никита Кожемяко решил увеличить свою долю в семейном бизнесе и купил еще почти 10% голосующих акций у ООО «Торговый дом «Фили», принадлежащего поровну матери и тете. Раньше эта компания владела 26,5811% акций ПБТФ, а теперь 16,6%. Доля Кожемяко-младшего возросла до 11,089%, однако размер суммарного семейного пакета не изменился.

Зачем понадобилась такая рокировка? Возможно, изменение структуры собственности связано с тем, что клан Кожемяко все же решился продать главный семейный бизнес.19 июня «Ведомости» сообщили, что ПБТФ за 430 млн долларов покупает рыбопромысловая компания ЗАО «Остров Сахалин», связанная с АО «Гидрострой» Александра Верховского. Связь прослеживается через генерального директора ЗАО «Остров Сахалин» Василия Вельмескина: в 2010–2014 годах он возглавлял ООО «Транс Флот Гидрострой», принадлежащее головной компании холдинга АО «Гидрострой».

Если сделка состоится, «Гидрострой» вплотную приблизится по объему квот ко второй в отрасли компании — «РРПК» Глеба Франка, сына главы Совкомфлота Сергея Франка. А по объему вылова биоресурсов займет второе место в России после лидера отрасли — группы компаний «Норебо».

франк.jpg

Глеб Франк

Почему же клан Кожемяко решил избавиться от самого «засвеченного» своего актива? Возможно, он перестал быть сверхприбыльным. Ведь основной ресурс ПБТФ — квоты на вылов минтая, а мировой рынок его потребления в последние годы стагнирует. Как заявил глава Ассоциации добытчиков минтая Алексей Буглак, цены на все основные виды продукции из этой рыбы в 2017 году опустились на исторический минимум за последние 15–20 лет. Экспорт российского минтая в последние годы неуклонно падает – с 925 млн долларов в 2015 году он понизился до 770 млн в прошлом году. Это отражает и падение чистой прибыли ПБТФ по итогам прошлого года — в четыре раза, с 1 млрд до 243 млн рублей.

Не исключена и другая причина сделки. Подбив семейный баланс, Кожемяко пришел к выводу: сейчас, когда президент страны решил развернуть вектор развития на Восток, намного выгоднее создавать новые бизнесы. Ведь они смогут использовать все льготы и преференции, которые дает статус резидентов ТОР (территория опережающего развития) и Свободного порта Владивосток.

Если разобраться, губернаторский клан давно уже начал собирать урожай с нового поля.

 

Больше всех преуспел в этом Кожемяко-младший. Он и раньше был бизнес-вундеркиндом. Необыкновенно талантливы и успешны многие дети российских губернаторов, но Никита Кожемяко выделяется даже на общем бравурном фоне. К 2012 году, когда папу избрали губернатором Амурской области на второй срок, Никите исполнилось 22 года. К этому моменту он успел и окончить бакалавриат МГУ по экономической специальности, и отслужить рядовым в морской пехоте во Владивостоке.

никитакожемяко2.jpg

Никита Кожемяко

Параллельно Никита успел войти в число совладельцев и топ-менеджеров отцовских компаний, которые тот передал семье при поступлении на государственную службу. Среди них были звероводческое хозяйство «Валентиновское», крупнейший на тот момент в Приморье производитель алкоголя — водочная компания «Арго-1», а также одноименный торговый дом. Кстати, тогда же губернатор выпустил в честь сына водку с его именем — «Никита Кожемяко».

В год переизбрания отца на губернаторский пост Никита запустил свой первый личный бизнес-проект. Он выкупил у итальянского ресторатора Джованни Мауро небольшую сеть, состоящую из пиццерии, кафе и ресторана. Однако ресторанный бизнес у сына губернатора не задался — по итогам 2012 года все эти ранее прибыльные заведения показали убытки. И тогда через два года Кожемяко-младший открыл в двухэтажном здании в центре Владивостока, где раньше работал ресторан, ночной клуб «Особняк».

 

Повзрослев, от общепита Никита перешел к более прибыльным и менее рисковым направлениям собственного бизнеса. На сегодняшний день он является соучредителем и президентом некоммерческой организации «ДВ Ассоциация «Аквакультура», занимающейся среди прочего выращиванием морских огурцов в заливе Посьет. Кожемяко-младшему полностью или частично принадлежит еще 14 компаний, в том числе занимающихся производством и реализацией рыбопродукции.

В 2016 году было зарегистрировано ООО «Восход», где 28-летнему Никите принадлежит доля в 49%, а остальными владеет семейная фирма ПБТФ. В мае 2017 года новичок рынка выиграл аукцион Росрыболовства и получил пятнадцатилетнее право на добычу в рамках прибрежного рыболовства 16,67% от общего допустимого улова краба-стригуна опилио в подзоне Приморье. Лот на аукционе обошелся компании в 1,86 млрд рублей. А средства для участия в нем предоставила в виде «материнского» займа ПБТФ. Для этого семейной фирме губернатора открыл кредитную линию банк ВТБ под залог одного из промысловых судов. Хлопоты того стоили: в этом году доля квоты «Восхода» в натуральном выражении составляет более 580 тонн.

краб.jpg

А осенью прошлого года «Восход» получил статус резидента Свободного порта Владивосток с проектом по добыче и первичной переработке краба с последующей реализацией продукции на внутренний и внешний рынки. Как сообщило Минвостокразвития, инвестиции резидента СПВ заявлены в размере 126 млн рублей. Проект будет реализовываться в два этапа. Первый этап предусматривает промысел на арендованном у ПБТФ судне и выпуск до 360 тонн мороженого краба в год. На втором этапе «Восход» намерен приобрести собственное судно и запустить производство до 530 тонн живого краба.

Так уж совпало, что в январе этого года правительство РФ разрешило рыбопромышленникам, ведущим прибрежный промысел краба-стригуна опилио в подзоне Приморье, производить продукцию непосредственно на судах, а также перегружать уловы в море. В остальном прибрежном рыболовстве это запрещено. Нововведение на руки всем трем компаниям, выигравшим доли квот на добычу стригуна опилио в мае прошлого года. Это не только «Восход», но также ТУРНИФ, принадлежащее «Русской рыбопромышленной компании», и НБАМР, один из основных активов семьи бывшего губернатора Приморского края Сергея Дарькина.

дарькин.jpg

Сергей Дарькин

Еще одна компания, ООО «Дон Аквафиш», где Никите Кожемяко принадлежит 51%, построит в ТОР «Камчатка» современный комплекс по переработке морепродуктов. А в конце мая этого года на Петербургском международном экономическом форуме соглашение с АО «Корпорация развития Дальнего Востока» подписала другая компания Кожемяко-младшего — ООО «НК Лотос», где он является единственным собственником. Владелец компании намерен инвестировать 3,7 млрд рублей в строительство тепличного комплекса, где станет выращивать экологически чистые томаты и огурцы с использованием современных технологий четвертого поколения. Проект будет реализован в ТОР «Михайловский» Приморского края. Ввод в эксплуатацию первого этапа тепличного комплекса намечен на IV квартал 2019 года, завершение строительства — на IV квартал 2021 года. Ежегодно в теплицах будет выращиваться более 28 тысяч тонн овощей.

Почему Никита Кожемяко решил заняться огородничеством? С вводом ответных санкций и открытием ТОР это стало очень выгодно. На Дальнем Востоке всегда было мало своих овощей, приходилось завозить из Китая. С 2014 года по программе импортозамещения государство стало выдавать тем, кто развивает сельское хозяйство, льготные кредиты, а также компенсировать 20% капитальных затрат. А статус резидента ТОР дает налоговые и прочие преференции.

кожемяко5.jpg

Олег Кожемяко осматривает свою вотчину

Новые возможности не упускают и другие члены семьи сахалинского губернатора. Ирина Герасименко и Ольга Кравченко входят в состав собственников не одного десятка компаний. Одна из них — ООО «Тымлатский рыбокомбинат», которой совместно владеют жена (15%), сестра (30%) и сын (25%) губернатора Сахалина. В июле этого года эта компания намерена ввести в эксплуатацию на Камчатке новый рыбоперерабатывающий завод. Он будет выпускать 400 тонн готовой продукции из горбуши, лосося, кеты, а так же икру. Кроме того, очередная семейная компания клана Кожемяко намерена вести модернизацию добывающего флота в селе Тымлат Карагинского района и на реке Кичига. Разумеется, в статусе резидента ТОР «Камчатка».

Как рассказал Минвостокразвития гендиректор предприятия Александр Литвиненко, ему во многом помогает краевое правительство. В частности, регион предоставляет субсидии на погашение в «Сбербанке» двух третей ставки рефинансирования. А в июле прошлого года предприятие было отобрано для включения в государственную программу «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона». Частные инвестиционные проекты было предложено включить в госпрограмму впервые. Проект ООО «Тымлатский рыбокомбинат» на включение в госпрограмму выдвинул Камчатский край.

Все это заставляет верить: до тех пор, пока глава клана остается губернатором Сахалина, его семья не потеряет в доходах, даже продав свой главный актив. Этот пост вообще оказался прибыльным. По итогам первого года работы на Сахалине Олег Кожемяко официально задекларировал в 2,5 раза больший доход, чем в предыдущем году. Если в 2014 году в его декларации значилось лишь 9.5 млн рублей, то в 2015 году цифра выросла до 24 млн. По итогам прошлого года глава самого большого и самого богатого острова России задекларировал 25 млн рублей. Для сравнения: когда за Александром Хорошавиным пришли силовики, его официальный доход составлял 8,8 млн рублей в год.