Похоже, что эксперты просто подгоняли выводы под нужный результат. Юристы будут добиваться проведения повторной экспертизы статьи, ставшей предметом иска о защите деловой репутации к ПАСМИ и еще восьми федеральным изданиям, поданного рядом энергетических компаний из ЯНАО. Причиной стало выступление эксперта на прошедшем 1 ноября заседании суда, которое заставляет сомневаться в объективности автора исследования.

Здесь помню, здесь не помню

1 ноября 2018 года в Арбитражном суде Москвы состоялось заседание по иску о защите деловой репутации, поданному ООО «Корпорация СТС», ООО «ТЭА» и АО «Ямалкоммунэнерго».

Истцы пытаются оспорить сведения, изложенные в статье ПАСМИ «Разворованный Ямал: губернатор придумал схему вывода бюджетных денег».

Помимо ПАСМИ, ответчиками выступают «Аргументы недели», «Независимая газета», «Дни.ру», «АиФ», «Московский комсомолец», ИА «Росбалт», «Лента.ру» и «Цензуры.нет».

Суд заслушал судебного эксперта ФБУ «Российский Федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ» Алексея Бойцова, после чего представляющий интересы ПАСМИ юрист Ярослав Шицле выступил с ходатайством о переносе судебных слушаний. Судья ходатайство удовлетворил, следующее заседание назначено на 18 января 2019 года.

Как пояснил судебный представитель ПАСМИ, его ходатайство связано с намерением запросить повторную экспертизу, так как имеющееся исследование заставляет задуматься о недостоверности проведенной экспертизы и заподозрить эксперта в необъективности.

После судебного заседания представители федеральных СМИ делились ощущениями, что эксперт составлял заключение не самостоятельно, так на вопрос, что вы исследовали, ответил «уже не помню, в заключении написано».

«Был задан простой технический вопрос, обращались ли к вам истцы вне рамок суда, на который эксперты обычно дежурно отвечают „нет“, однако Алексей Бойцов ушел от ответа и сказал, что не помнит, были ли подобные обращения, а не „нет“, что автоматически наводит на некоторые подозрения», — отметил Ярослав Шицле.

Судебный представитель ПАСМИ также обратил внимание на то, что эксперт, несмотря на то, что является работником структуры Минюста, по непонятным причинам не пользовался методикой собственного учреждения, а выборочно применял только нужные для результата методы.

В результате полный текст статьи экспертом, по всей видимости, не исследовался, а на все неудобные вопросы об отсутствии в заключении необходимых сведений эксперт отвечал «суд не просил этого делать». Таким образом, всю ответственность за неполноту экспертизы эксперт пытался разделить с судом.

По этой причине у присутствующих сложилось впечатление, что автор исследования просто подгонял его выводы под нужный результат.

В ходе опроса эксперта оказалось, что Бойцов сам сложил цифры компенсации тарифов, получил в сумме около 14 миллиардов и сделал вывод, что раз в заголовке говорится о 14 миллиардах, выведенных лично губернатором, а сумма компенсаций составляет похожую сумму, то и вся статья о них.

«На последующий вопрос, почему эксперт не суммировал цифры по другим фирмам, указанным в статье (например, в отношении Инвестиционного фонда „Ямал“), Бойцов задумался и в итоге дал ответ, что суд не просил исследовать информацию всей статьи. Это является свидетельством того, что эксперт изначально искал возможность отнесения статьи именно к истцам, а не искал объективную истину», — заметил юрист.

Напомним, в материале «Разворованный Ямал: губернатор придумал схему вывода бюджетных денег» раскрываются схемы вывода за рубеж бюджетных средств, которые, по ряду признаков, могли быть организованы губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрием Кобылкиным (ныне — глава Минприроды РФ) при помощи окружного прокурора Александра Герасименко и еще около двух десятков человек и компаний.

Схема построена на завышении стоимости работ и услуг в рамках государственных закупок.
Истцы просят суд признать эти сведения недостоверными и порочащими их деловую репутацию.

«Данная статья является частью информационной атаки, направленной против истцов и бывшего губернатора ЯНАО Дмитрия Кобылкина», — отмечается в поступивших в суд документах.

А эксперты кто?

Наряду с экспертизой Бойцова, истцы строят свою позицию на лингвистическом исследовании доктора филологических наук, профессора Марии Шульги и завотделом Российской академии наук доктора филологических наук Анатолия Баранова.

Завкафедрой МГУ Шульга получила неоднозначную известность в юридическом сообществе благодаря своему заключению, на основе которого был создан судебный прецедент в деле главы «Роснефти» Игоря Сечина против редакции «Новой газеты». Тогда по решению суда редакция была обязана удалить спорную публикацию из-за наличия в ней «скрытых утверждений», выявленных экспертом.

Такие же методы истцы с помощью заключения профессора Шульги использовали в другом процессе против ПАСМИ, который касался статьи «Мастер-класс от губернатора по выводу бюджетных средств». В этой статье сообщалось, что губернатор Кобылкин, судя по ряду признаков, мог быть причастен к организации вывода денежных средств за рубеж. Кроме того, указывалось, что компанией «Ямалкоммунэнерго» было допущено нарушение 223-ФЗ, выразившееся в заключении контрактов на поставку горюче-смазочных материалов с АО «Ямалгосснаб» без каких-либо процедур, предусмотренных законом.

Правда, результат для ПАСМИ оказался не таким, каким в свое время для «Новой». Арбитраж признал достоверными изложенные в статье факты нарушения закона организациями-истцами — «Ямалкоммунэнерго», «Корпорацией «СТС» и «Тюменским энергетическим альянсом» — и отказал в требовании удалить сведения о предполагаемом выводе средств за рубеж губернатором региона Дмитрием Кобылкиным из-за невозможности защиты интересов главы ЯНАО другими компаниями.

По мнению Ярослава Шицле, именно спорные методы профессоров-лингвистов стали причиной того, что их заключение было оставлено без внимания суда, а также того, что суд не стал требовать удаления статей ПАСМИ.

«Суд, проанализировав данные экспертные заключения, пришел к выводу, что все перечисленные эксперты приводили анализ искаженных, а не дословных формулировок публикаций ПАСМИ», — заметил судебный представитель.

Осталось добавить, что в завершение судебного заседания 1 ноября суд отметил, что имеется второе судебное решение, в котором требования истцов признаны необоснованными, но истцы почему-то не спешат его обжаловать, хотя в день судебного заседания был предпоследний день срока для подачи апелляции.