Михаил Кийко
Михаил Кийко и друзья

Как, казалось бы, могут быть связаны Миахил Кийко, Зиявудин Магомедов и Игорь Юсуфов? Да, никак! Но это вовсе не так. Связь не просто проглядывается, она доказуема и вполне себе наказуема. Итак, Магомедов, Юсуфов и Миахил Кийко — кто из них не сядет? Правильно — Миша Кийко, ибо хитер, умен и умеет делиться.

Ещё в январе 2018 года обозреватели портала «Компромат-Урал» выпустили материал под заголовком «Дагестан, Якутия, Кубань, Калининград…

У российских силовиков хватит решимости на олигарха Зия(в)удина Магомедова?». На основании донесений собственных источников в правоохранительных органах мы выдвинули прогноз о предстоящем крупном уголовном расследовании махинаций группы «Сумма», подконтрольной Магомедову (буква «в» в его имени – условная, она появилась лишь в 2013 году, когда олигарх по случаю своего 45-летия менял российский паспорт).

Михаил Кийко состояние
Михаил Кийко

С момента нашей публикации минуло чуть более двух месяцев, и 31 марта состоялся сенсационный арест Зиявудина Гаджиевича, состояние которого Forbes оценивает в $1,4 млрд. За решётку отправился и его старший брат – экс-член Совета федерации (до 2009 года), 51-летний Магомед Магомедов из села Шотота Хунзахского района Дагестана, а также гендиректор ООО «Интэкс» (входит в «Сумму»), 55-летний уроженец селения Кызбурун Эльбрусского района Кабардино-Балкарии Артур Максидов. В деле Магомедовых, которое ведут ФСБ и возглавляемый генерал-лейтенантом юстиции Александром Романовым следственный департамент МВД РФ, фигурируют 209 юрлиц, обыски прошли в 25 регионах. На сделку со следствием пошла подчинённая Магомедовых – гендиректор «Сумма групп» Лейла Маммед заде (ИНН 771534479402). Обвиняемым грозят десятки лет заключения. Сообщается, что по резонансному делу «пока задержано девять человек. В ходе обысков ФСБ изъяла значительное количество документов о противоправной деятельности Александра Будберга — мужа пресс-секретаря премьер-министра Натальи Тимаковой и балерины Большого Театра Елены Касьяновой».

Между тем, инсайдеры редакции «Компромат-Урал» подсказывают, что отдельным вектором работы многочисленной оперативно-следственной группы должно стать распутывание связей Зиявудина Магомедова с высокопоставленными представителями чиновничьей, правоохранительной и судебной элиты. Особым интересом сыщиков будут пользоваться формально бывшие силовики в полковничьих и генеральских погонах, ранее перешедшие в «Сумму» за огромные долларовые контракты обслуживать интересы, т.е. быть связными лоббистами скандального олигарха и его разветвлённой кавказской родни в государственных структурах.

Магомедов, Кийко, скандал, арест, расследование, махнации, олигархи, ФСКН, генерал

Примечательной является личность бывшего замдиректора Госнаркоконтроля, 50-летнего Михаила Кийко (ИНН 771973715369), долгие годы связанного с Зиявудином Магомедовым отношениями финансовой зависимости. Редакция«Компромат-Урал» уже обращала внимание на послужной список и биографию дипломированного стоматолога Михаила Кийко. По некоторым данным, он сошёлся с Магомедовым на теме контроля за наркотрафиком (оборотом наркотиков в ФСКН). В прошлом году Михаил Юрьевич занял кресло главы «Объединённой зерновой корпорации», учредителем которой является ООО «Инвестор», принадлежащее Магомедову и возглавляемое другим интересным участником схемы – Зауром Кормоковым (ИНН 072110140129). Михаил Кийко и его жена Светлана также входят в руководство «НК Банка», подконтрольного ВикторуГригорьеву, имеющему «отношения» с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым. Обвиняемый в организации преступного сообщества Магомедов, даже находясь в СИЗО «Лефортово», во многом полагается на бесценный опыт и связи Кийко в нужных российских и зарубежных кругах.

Редакция «Компромат-Урал» продолжает следить за уголовными перипетиями основателя «Суммы» и предлагает всем информированным читателям выйти на связь по нашим адресам: [email protected],[email protected]

Светлана Клюева
«Компромат-Урал»

***

БОГАТСТВА БРАТЬЕВ МАГОМЕДОВЫХ: ХВАТИТ НА ДВУХЛЕТНЮЮ ПЕНСИЮ ВСЕМ РОССИЯНАМ

Активы опальной семьи могут оказаться больше, чем кажутся

Не особо публичные до последнего времени российские миллиардеры, братья Зиявудин и Магомед Магомедовы, оказались в центре внимания. Их обвиняют в хищении 2,5 млрд рублей государственных средств. Братья просили отпустить их до суда и называли в качестве залога именно эту сумму, но суд отказал, подозревая, что обвиняемые могут скрыться за рубежом, где они успели обзавестись собственностью, которая, между прочим, стоит на порядок дороже.

Реальное состояние братьев Магомедовых, скорее всего, станет известным, если их признают виновными и исполнительные ведомства начнут опись имущества, которое могло бы возместить государству ущерб от действий подозреваемых.

Основные активы группы «Сумма» сосредоточены в компаниях «Трансконтейнер» (25%), «Новороссийский морской торговый порт» (25%), «Дальневосточное морское пароходство» (32,5%), «Объединенная зерновая компания» (50%), Якутская ТЭК (82%), а также в ряде строительных активов.

В 2017 году Forbes присудил братьям Магомедовым пятое место в рейтинге богатейших бизнес-семей России. Их суммарные активы эксперты оценили в $1,75 млрд, из которых $1,4 млрд пришлось на Зиявудина, а $350 млн — на Магомеда.

Судить о личной собственности Магомедовых можно только по скудным данным, почерпнутым из Интернета. Например, известно, что самолет у Магомедовых — собственный. Именно на нем, по версии следствия, Зиявудин якобы собирался сбежать в Майами.

Самыми любимыми моделями самолетов у российских олигархов являются европейский Airbus A319 (такие есть у МихаилаПрохорова и Дмитрия Рыболовлева) и американский Boeing 737-7BJ/W BBJ (есть у Сулеймана Керимова и РустамаТарико). Стоимость этих бортов варьируется в диапазоне $50–90 млн. Можно предположить, что ценник на самолет Магомедовых находится в этих пределах.

До возможного побега младшего из братьев в США свой самолет Магомедовы использовали исключительно в «мирных целях», укладывающихся в формулу «у богатых свои причуды». Как утверждают сетевые издания, супруга Зиявудина могла перелететь океан, чтобы лично присутствовать на показе эксклюзивной одежды своей близкой подруги — дизайнера Алены Ахмадулиной, который проходил в Аргентине.

Старший сын Зиявудина Магомедова Даниял, как видно на фотографиях, опубликованных в социальных сетях, ведет типичную жизнь представителя «золотой молодежи»: на одной из них Даниял в ночном клубе обнимает подругу и демонстрирует зрителям мундштук от кальяна, на другой — катается на водном мотоцикле, на третьей — снова с дамой сердца стоит на палубе яхты на фоне заката…

Кстати, о яхте стоит упомянуть отдельно. В публикациях интернет-изданий начала 2010-х годов неоднократно упоминается, что германская верфь Blohm&Voss приступила к строительству дорогостоящего судна длиной почти в 140 метров. Заказчиком яхты, как утверждали СМИ, являлись фирмы, близкие к Магомедовым. На тот момент яхта входила в число самых дорогостоящих частных судов в мире и уступала по масштабам лишь яхтам Dubai, принадлежащей премьер-министру ОАЭ Мохаммеду ибн Рашид аль-Мактуму, и Eclipse, которой владеет Роман Абрамович.

К зарубежной недвижимости Магомедовых российские СМИ приписывали роскошный особняк в одном из главных королевских парков Великобритании Regent’s Park, где расположены лондонский зоопарк, частная резиденция посла США и центральная мечеть Лондона, а также огромные апартаменты в одном из самых дорогих зданий мира — жилом комплексе One Hyde Park, находящемся рядом с Гайд-парком.

Стоимость одного квадратного метра жилья в этом здании начинается от $100 тыс. Суммарные вложения в судно и лондонскую недвижимость оценивается в $500 млн. Впрочем, скорее всего, это не последняя недвижимость, которая существует в распоряжении Магомедовых. По данным следствия, у Зиявудина есть дома и апартаменты в США, ОАЭ и других странах.

Создается впечатление, что собственность, которой успели обзавестись братья Магомедовы, позволяет им не ударить в грязь лицом перед другими отечественными миллиардерами. Что уж говорить об обычных россиянах, в большинстве своем привыкших жить от зарплаты до зарплаты: сумма почти в 30 млрд рублей, потраченная Магомедовыми только на яхту и лондонскую недвижимость, способна потрясти сознание. Это годовой бюджет средней российской области или 2 млрд средних российских ежемесячных пенсий. Другими словами, потраченных на предметы роскоши братьями денег хватило бы, чтобы выплачивать пенсию среднего размера каждому россиянину на протяжении более двух лет.

В этой связи есть основания полагать, что материальные взыскания, которые, возможно, определит братьям судебная инстанция, окажутся выше 2,5 млрд рублей, которые они предлагали в качестве залога, и большинство рядовых россиян такое решение явно не расстроит.

Николай Макеев
«МК»

***

«СУММА» ДОКАЗАТЕЛЬСТВ: ЧЕМ ОПАСНА 210-Я СТАТЬЯ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА

Статья за организацию преступной группы, по которой собираются судить братьев Магомедовых, грозит пожизненным заключением, но при этом основана на нечетких формулировках

Для российского бизнес-сообщества последние новости из Тверского суда Москвы могут иметь далеко идущие последствия. Не хочу даже пытаться отнимать хлеб у политологов в попытке объяснить закулисную сторону дела Магомедовых и группы «Сумма». Попытаемся разобраться в юридических аспектах прозвучавших обвинений.

Преступный бизнес

С классической «предпринимательской» ст. 159 УК РФ (мошенничество) все достаточно ясно. Ее «резиновый» характер позволяет правоохранителям описать почти любые действия в сфере бизнеса. В мае 2018 года исполняется ровно 30 лет с момента принятия закона СССР «О кооперации», разрешившего предпринимательскую деятельность. Но многие сотрудники правоохранительной системы по-прежнему воспринимают бизнесменов как профессиональных нарушителей. Отношение к фигурантам предпринимательских дел хорошо показывает приписываемая Дзержинскому цитата, украшающая стены многих следственных кабинетов: «Отсутствие у вас судимости — это не ваша заслуга, а наша недоработка». Не удивляет и ст. 160 (растрата в особо крупных размерах) — обвинение утверждает, что «Сумма» выводила активы из Объединенной зерновой компании, в которой контрольный пакет принадлежит государству.

А вот подозрение в том, что Зиявудин Магомедов организовал преступное сообщество (ст. 210 УК), — явление, требующее профессионального анализа. Эта статья появилась в Уголовном кодексе в 1996 году, в том числе в целях привлечения к ответственности криминальных авторитетов, которые не участвуют в совершении конкретных преступлений, но фактически руководят преступной организацией. По этой статье сейчас отбывают наказание несколько главарей бандитских группировок, державших в страхе Москву в 1990-е годы. Интересно, что осужденному 30 марта Захарию Калашову, которого считают одним из лидеров российского преступного мира, 210-ю статью, несмотря на громкие заявления следствия, так и не предъявили, ограничившись обвинениями в вымогательстве.

Ежегодно по 210-й статье возбуждается несколько сотен дел (не сравнить с числом дел о мошенничестве — более 178 тыс. в 2016 году), правда, постепенно это число растет, и как раз за счет дел из сферы экономики.

Магомедов, Сумма, Кийко, скандал, арест, расследование, махнации, олигархи, ФСКН, генерал

Интересно, что количество реально привлеченных к ответственности «организаторов преступных сообществ» в разы меньше. Например, в 2016 году это около 40 человек. Причин здесь несколько.

Одна из них — суровость наказания за создание преступного сообщества. По 210-й статье можно получить пожизненный приговор. Это создает для правоохранителей соблазн искусственно утяжелить обвинение и за счет дополнительной квалификации оказать давление на обвиняемых. Добившись признания, следствие убирает «страшную» статью из дела, или суд, вынося приговор, снимает обвинение по ней как недоказанное.

Еще одна тактическая цель применения 210-й статьи — почти гарантированное помещение подозреваемого под стражу. Что, собственно, и было продемонстрировано при аресте Зиявудина и Магомеда Магомедовых и главы входящей в «Сумму» компании «Интэкс» Артура Максидова.

По «предпринимательской» 159-й возможности ареста сильно ограничены. Как известно, в 2016 году постановлением пленума Верховного суда № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности» был подтвержден и разъяснен судам запрет на заключение под стражу обвиняемых в сфере предпринимательской деятельности. Но желание поместить обвиняемого именно под стражу у следователей, разумеется, осталось.

Виноваты все

Если же оценивать 210-ю статью по существу, то приходится отметить очень невысокий уровень ее проработанности. Многие правоведы и практикующие адвокаты обращают внимание на недостаточную определенность и обтекаемость формулировок как самой статьи, так и «разъясняющего» порядок ее применения постановления пленума Верховного суда России от 10 июня 2010 года № 12. До 2009 года одним из признаков преступной группы в статье называлась сплоченность (не самый ясный термин), затем его заменили на структурированность, что еще хуже — структура есть у всех организаций. Именно этот признак позволяет при желании рассматривать любые компании в терминах 210-й статьи.

Не могу не обратить внимание, что ратифицированная Россией в 2004 году Палермская конвенция ООН против транснациональной организованной преступности не использует понятие «преступное сообщество» или «преступная организация», а говорит об организованной преступной группе как о «структурно оформленной группе в составе трех или более лиц, существующей в течение определенного периода времени и действующей согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей конвенцией, с тем чтобы получить прямо или косвенно финансовую или иную материальную выгоду». Российский законодатель, таким образом, пошел тут своим путем, но не очень преуспел.

Как следует из разъяснений Верховного суда, организованной преступной группой или преступной организацией следует считать группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких тяжких преступлений, состоящую из подразделений (подгрупп, звеньев и т.п.), характеризующихся стабильностью состава и согласованностью своих действий. Такой подход закона позволяет при желании рассматривать любую организацию, имеющую структуру и соподчиненность, в качестве «преступной». Бизнес-омбудсмен Борис Титов в 2017 году в своем докладе российскому президенту так сформулировал проблему: «Следствием игнорируется отсутствие важнейших признаков преступных сообществ — устойчивости связей, раздела сфер влияния, организованного характера, обусловленного именно преступной, а не иной деятельностью».

Для следствия важным элементом доказывания существования организованного преступного сообщества становятся показания обвиняемых о том, что такая организация существовала фактически и они принимали участие в ее деятельности — в данном случае в деятельности группы «Сумма». Статья содержит важное примечание о возможности освобождения от уголовной ответственности за активное сотрудничество со следствием. Скорее всего, следствие попытается получить показания у подчиненных Магомедовых о наличии преступного сообщества в обмен на освобождение от уголовной ответственности…

Алексей Мельников, адвокат
Московской городской коллегии адвокатов
«РБК»

Как Зиявудин Магомедов и Игорь Юсуфов аэропорт «Домодедово» делили и причем тут Михаил Кийко?

В 2011 году Россия пережила очередное ужасное потрясение – теракт в аэропорту «Домодедово» унёс жизни 37 человек, ещё 117 человек были ранены. Трагическое событие стало поводом для попытки организовать глобальный передел – топ-менеджеров аэропорта, включая его владельца Дмитрия Каменщина, решительно обвинили в том, что теракт был допущен по их вине.

Лишь спустя несколько лет после тех событий, когда сам Каменщик уже вышел из-под домашнего ареста и сумел преодолеть все те сложности, которые ему организовало государство в связи с трагедией в аэропорту, становятся известны новые детали и подробности – о чём шептались в кулуарах, и как делили уже, казалось бы, «отжатый» хаб.

Хронология от самого начала: 24 января 2011 года смертник в обход металлодетекторов проникает в здание аэропорта и подрывает себя. В связи с тем, что несущий на себе взрывчатку террорист сумел проникнуть в здание аэропорта, уголовное дело было возбуждено в отношении менеджеров аэропорта, а также сотрудников полиции.

Уголовные дела открывали и закрывали, всё двигалось таким образом, словно усиленно и лихорадочно искали виноватых, тянулось это с 2011 по 2015 год, и только тогда следствие пришло к тому, что обвинить следует экс-руководителей аэропорта и его главу Каменщика.

Тогда многие источники говорили с уверенностью – уголовное дело нужно затем, чтобы вынудить Дмитрия Каменщика продать аэропорт. Об этом говорили и в окружении бизнесмена, об этом шёпотом говорили даже чиновники в правительстве страны.

Сам Дмитрий Каменщик обсуждал продажу актива с Александром Пономаренко, бизнесменом, который интересовался крупным узлом, но впоследствии перестал рассматривать покупку, так как решил работать с Аркадием Ротенбергом и занимается другим аэропортом, приобретя 68% акций «Шереметьево».

Впрочем, и «Домодедово» Пономаренко рассматривал, как он заявлял, «с партнёрами», и близкие ситуации источники стабильно говорят о том, что под «партнёрами» подразумевалась группа компаний «Сумма» Зиявудина Магомедова, и его верный товарищ Михаил Кийко (детали тут http://chel.pro/4023).

Более того «Сумма», по многочисленным данным, даже была уже в шаге от покупки: представители компании ознакомились с данными аэропорта, узнали подробную информацию о состоянии актива, однако позже заявили, что это было лишь «изучение бизнес-кейса». До последнего в группе Магомедова предпочли молчать о своих изысканиях в вопросе «Домодедово».

Впрочем, как-либо прятать свои намерения было бессмысленно: эксперты-экономисты и журналисты ведущих изданий попеременно говорили о том, что именно растущая империя Магомедова первая в списке на поглощение московского хаба. Более того, имя Зиявудина Магомедова эксперты ставили впереди даже таких титанов, как Алишера Усманова, Геннадия Тимченко и Аркадия Ротенберга.

Несмотря на большое количество желающих приобрести аэропорт, реальным покупателем всем виделся только Магомедов. Таким образом группа «Сумма» стала бы самым крупным мировым логистом, и казалось бы все карты были у бизнесмена на руках: никто не стремился покупать «Домодедово», Сбербанк готовил 2 миллиарда для кредита, и абсолютно все ждали завершения сделки до 2012 года.

В то же время, будет несправедливо заявлять, что Магомедов остался единственным желающим приобрести аэропорт – против него здесь собирался выйти другой «тяжеловес» от бизнеса из Дагестана – Игорь Юсуфов, инвестов, ранее входивший в совет директоров компании «Газпром».

Господин Юсуфов известен не только тем, что имеет высокопоставленных покровителей и очень хорошие «прихваты» в высших эшелонах власти, но и умением решать чужие проблемы, извлекая выгоду для себя – об этом писал Forbes. Он ворвался в элиту в 1990-е годы, в 1996 занял пост замминистра промышленности России.

Позднее возглавил министерство энергетики, получив портфель уже при Владимире Путине. Покровительствует Игорю Юсуфову, по некоторым данным, премьер-министр Дмитрий Медведев.

Ещё одно интересное обстоятельство – сделка Юсуфова по верфи Nordic Yards, расположенной в Германии. Считается, что эта сделка стала ключевой причиной отказа Юсуфова от борьбы за «Домодедово» — после покупки актив в Германии был оформлен на сына Игоря, Виталия Юсуфова. Магомедов также отвернулся от хаба после приобретения Новороссийского порта, в связи с покупкой которого бизнесмен заинтересовался нефтью и зерном, идущими через этот порт.

Но куда интереснее остаётся ситуация Юсуфова, так как в случае с верфью, и в случае с аэропортом действующие владельцы столкнулись с крупными неприятностями. Экс-владелец Wadan Yards (бывшее название Nordic Yards) Андрей Бурлаков был убит после того, как он и его жена решились рассказать о рейдерском захвате зарубежных верфей.

К слову, Бурлаков был приближённым человеком Виталия Юсуфова, с которым в последние годы у него имелись разногласия. Итог закономерен: вместо одной из фирм, планировавшей приобретение доли верфи у Бурлакова, на сделку вышла другая фирма, близкая Юсуфову-старшему, и всё обернулось пресловутым захватом с последующим обвинением Андрея Бурлакова и его гражданской супруги Анны Эткиной в мошенничестве на 2,7 миллиарда рублей (той самой суммы, которая была заплачена по сделке).

Когда «выдавленные» из бизнеса супруги стали делиться подробностями случившегося, за ними начали следить, и спустя месяц после того, как Анна Эткина впервые заподозрила слежку, на них было совершено покушение. Бурлаков был убит, Анна ранена.

Принимая во внимание методы Юсуфовых, отца и сына, нельзя исключать, что ужасающая по своему масштабу трагедия в «Домодедово» не могла являться провокацией и лишь формальным поводом для того, чтобы Дмитрий Каменщик вынужденно устранился от бизнеса?

В конце концов, история верфей Nordic Yards также не обошлась без кровавого следа, который, по всей видимости, неизбежен в острой борьбе за крупные активы.