Владимир Богданов

Какого размера ваш кошелёк? Наверняка, его можно положить в карман одежды? А теперь, представьте, что кошельком является целая нефтяная компания «Сургутнефтегаз». Большая часть средств нефтяной компании просто лежит на счетах в банках, причем в большинство своём, в иностранной валюте. Выглядит всё так, будто «Сургутнефтегаз» – нечто вроде коллективного хранилища средств российской элиты из «ближайшего круга». Кто эти люди?

Сегодняшняя Россия полна загадок. Кроме стабильных, вроде преемника Владимира Путина или зарплаты депутатов Госдумы, есть и локальные, территориальные загадки. Одна из них оцениваются в десятки миллиардов долларов, и даже при такой стоимости «ребуса» разгадать эту загадку никто не в силах. Речь идёт о компании «Сургутнефтегаз», расположенной в Ханты-Мансийском автономном округе, и которой вот уже больше 30 лет владеет Владимир Леонидович Богданов.

Фамилия Богданов далеко не сразу ассоциируется с нефтегазовой отраслью. И тем не менее, Владимир Леонидович снискал довольно своеобразную славу, став известным как собственник самой закрытой и загадочной компании в России, сообщает Chel.pro со ссылкой на Ustav.net.

Владимир Богданов начинал свою карьеру в нефтегазовой отрасли с должности помощника бурильщика. Те, кто знают его, отзываются о главе «Сургутнефтегаза» как об улыбчивом и непосредственном, простом человеке. Простом несмотря даже на то, что в загашниках у компании находятся колоссальные суммы, и цифра эта продолжает расти.

Патологическое накопительство, или?..

Если не пускать пыль в глаза и описать всю мистику сегодняшнего «Сургутнефтегаза» в двух словах, то суть в следующем: на счетах компании более 36 миллиардов долларов, при этом Владимиру Богданову принадлежит меньше, чем полпроцента – порядка 0,37% акций компании.

В компании Богданов работает с 1976 года, а к 1984 стал гендиректором. В 1995 году и вовсе организовал выкуп 40% акций, принадлежавших государству, через залоговый аукцион. Таким образом 44-летний нефтяник стал фактическим собственником «Сургутнефтегаза», закольцевав структуру саму на себя – «дочка» в лице негосударственного пенсионного фонда «Сургутнефтегаз» выкупила стоящую над собой организацию. Таким образом компании принадлежат друг другу, одновременно – не принадлежат никому, а контроль осуществляется единственным менеджером Владимиром Богдановым. Гениально и просто.

Закупок на десятки миллиардов долларов нет, а миллиарды есть…

Сегодня Владимир Богданов, сидящий на самой большой в стране «свинье-копилке», ведёт себя поразительно нетипично. Классические олигархи отмечают успехи покупкой 50-метровых яхт, провалы – покупками стометровых, в то время как руководитель «Сургутнефтегаза» словно застрял в Советском Союзе – лето проводит на даче, иногда выбирается в Карловы Вары – стабильно одна и та же заграница, причем отнюдь не люксовая. Не говоря уже о том, что сургутскую прописку в многоквартирном доме он также не разменял ни на Рублёвку, ни на Барвиху.

Все эти обстоятельства просто обязывают отнестись подозрительно, ведь личное состояниеолигарха оценивается в районе 2 миллиардов долларов, он уверенно пребывает середнячком в Forbes, занимая места в пятой десятке. Но деньги не тратит и сам, и не позволяет это «Сургутнефтегазу». Можно сколько угодно пенять на скромность держателя актива, но Россия, какой мы ее знаем, построена на совсем иных материях, и правильнее предположить, что Богданов – подневольная фигура. Но чья?

Тяжёлое прошлое «Сургутнефтегаза»: Сергей Собянин и ОПГ

Когда Советский Союз распался, начались «девяностые» и произошёл надлом. Люди теряли даже такой бизнес, как магазинчики у дома. На заводы врывались вооружённые люди и ставили рабочих в известность, что руководство поменялось. Этот период должен был стать для Владимира Богданова, нажившего такой ценный актив, как «Сургутнефтегаз», настоящим испытанием.

От невзгод лихих девяностых Богданова не могли защитить ни статусы депутата, а он успел побывать и в Тюменском областном совете народных депутатов, и депутатом Верховного совета РСФСР, ни деньги. У «Сургутнефтегаза» было огромное множество разных активов, преимущественно нефтебазы и заправки. В какой-то момент нефтебазой в городе Кириши заинтересовалась ОПГ с громким именем, и переговорщиком к представителям группировки Богданов отправил… Сергея Собянина.

До чего договорились – неизвестно, но известно, что будущий мэр Москвы тогда оброс целым рядом полезных знакомств, а большая часть активов «Сургутнефтегаза» оказалась под контролем группировки. Петербургские заправки дочерней АО «Нефто-Комби» превратились в заправки «Петербургской топливной компании», про НПЗ в Киришах и многое другое, включая нефтебазы в порту северной столицы и в «Пулково», и говорить не приходится. Нефтяная ОПГ тихим сапом, применяя самое отъявленное рейдерство, пооткусывала всё, что могла. Сохранилась лишь нефтебаза «Шушары», что уже неплохо.

Зато переговорщик Собянин показал себя в лучшем свете, договорившись, что активы пускай и переходят к ОПГ, зато нефть остаётся за «Сургутнефтегазом». Всё это – лирика о том, каким образом и какой ценой Владимир Богданов сохранял за собой «Сургутнефтегаз». Самое интересное далее, ведь, фактически, за разделом нефтяного гиганта (третьего в стране, между прочим), традиционно стояло несколько «лагерей» – групп интересантов с громкими фамилиями, которые впоследствии переплелись вокруг общего конечного бенефициара.

Вернёмся в историю: со сделкой по прихватизации акций в 1995 году Богданову помог влиятельный московский друг. Кто поверит, что помощник бурильщика может в конечном счёте просто взять и купить нефтяную компанию? Без связей и контактов такая операция не представлялась возможной, и Владимиру Богданову помог глава ОНЭКСИМ-банка, Владимир Олегович Потанин (ИНН: 770300244227).

Его банк стал поручителем пенсионного фонда «Сургутнефтегаз» на залоговом аукционе, тогда-то и начался путь «свиньи-копилки» Владимира Богданова. Ведь в качестве благодарности ОНЭКСИМ-банк долгое время хранил колоссальные средства нефтяной компании у себя, счёт шёл на миллиарды. Сам Богданов всегда утверждал: «Сургутнефтегаз» не имеет структур за рубежом, не использует «схем» и всё делает «в белую» и чисто. Даже налогов компания платила больше, чем коллеги-нефтяники из ТНК или «Сибнефти».

Абсолютная покладистость и подконтрольность – два фактора, которые позволили Богданову сохранить своё положение. Нефтебаза в Киришах, та самая, вокруг которой были «танцы с бубном» в девяностые – тоже объект непростой. Ведь именно там, и именно в середине девяностых зародилась компания «Кинэкс», ставшая внешнеторговым подразделением. Руководил сбытом продукта на ближайшей к Европе нефтебазе, с буквально золотым местоположением, Геннадий Николаевич Тимченко.

Компания «Кинэкс» с ОКВЭД «деятельность агентов по оптовой торговле твердым, жидким и газообразным топливом» всё ещё существует

Если до этого «Сургутнефтегаз» сбывал продукцию через близкую «Нафта-Москву», то очень быстро её доля съежилась до минимума, в то время как основную торговлю взял на себя «Кинэкс». Тимченко сбывает нефть зарубежным «дочкам» задешево, продаётся нефть дальше уже задорого, а разница, как и всегда, в офшоры. Кстати, одной из зарубежных компаний была GunvorInternational, та самая, где Пётр Колбин.

Вывод прост и напрашивается сам собой: Владимир Богданов вот уже больше тридцати лет удерживает «Сургутнефтегаз» только потому, что когда в девяностые происходили столкновения интересов разных уважаемых людей, он, Богданов, оказался между молотом и наковальней. А молот и наковальня оказались из одного лагеря, и отдав всё, что от него хотели и ждали: нефтебазы, заправки и сбыт, Богданов заслужил своё право остаться во главе «Сургутнефтегаза». Но остаться не просто так – в России ничего не бывает просто так.

Пирог, который поделят все

По всему выходит, что «Сургутнефтегаз» – это огромная заначка самых значимых и уважаемых россиян. Нефтяная компания уверенно стоит на ногах и беспрестанно «пополняет кубышку», но о её реальных акционерах и интересантах информации минимум. В 2012 году все с нетерпением ждали от «Сургутнефтегаза» отчетности по МСФО, но и она не внесла ясности – пропали лишь 40% казначейских акций – тех, которые принадлежали самой нефтяной компании.

Все многочисленные «дочки» «Сургутнефтегаза» щедро прикармливаются госзаказами

Акции разошлись между некими лицами и структурами, и о том, где, кому и что, Владимир Богданов мудро отмалчивается. Однако информация просачивается, и кое-какие данные на «Сургутнефтегаз» и его акционеров всё же есть. Их минимум, но иногда даже минимум позволяет сделать выводы.

Выглядит всё так, будто «Сургутнефтегаз» – нечто вроде коллективного хранилища средств российской элиты из «ближайшего круга». Поясним: большая часть средств нефтяной компании просто лежит на счетах в банках, причем в большинство своём, в иностранной валюте. Через Владимира Богданова и его компанию окутанные тайной бенефициары зарабатывают деньги на вкладах, и просто держат деньги через удобный «Сургутнефтегаз».

Вклады «Сургутнефтегаза». Чьи это деньги?

Если присмотреться, то можно увидеть, что всё, чем «Сургутнефтегаз» заметен в информационном поле, это искусственное завышение цен на бензин – мелочь, экологические проблемы в связи с разработкой месторождений в Югре – обычное дело для нефтяных компаний, и огромный подогретый интерес к переменам в акционерах компании.

Нефть здесь вторична. Это деньгохранилище под эгидой Владимира Богданова. В конце марта по крупицам просыпалась информация о том, что ЗАО «Национальная Медиа Группа», возглавляемая Алиной Кабаевой, вышла из числа аффилированных компаний «Сургутнефтегаза». Вот один звоночек. А это уже сами представляете, интересы чьей семьи.

В то же время, Валерий Евсеевич Фарбман, глава аффилированной ООО «Киришиавтосервис», торгующей бензином на АЗС, в число аффилированных лиц вошёл. Такая интересная рокировочка.

Такой «засвет» данных интересантов не пошёл на пользу «свинье-копилке», и недавно «Сургутнефтегаз» попал под санкции западных партнёров. Стоит обратить внимание, насколько симптоматично соседство: в обновлённом списке рядышком встали Андрей Костин из ВТБ (ещё одна «свинья-копилка», но не такая явная), Алексей Миллер из «Газпрома», и Владимир Богданов.

Сговорчивый нефтяник складирует чужие деньги от самого начала нулевых – можно ставить на тех датах засечку. За такой срок 36 миллиардов – солидно, но не рекордно. Остаётся гадать, сколько денег уже утекло вместе с нефтью, и кто те держатели акций, хранящие свои деньги в «Сургутнефтегазе»? Ответ на эту тайну можно найти лишь в скромной квартире скромного Владимира Богданова, хранителя Бабла.