Для чего нужны региональные банки? Уж точно они не могут конкурировать с федеральными за вклады населения или кредитовать бизнес. Но они существуют и работают. Ну как работают.. делают свое дело — занимаются обслуживанием личных интересов их учредителей, отмывают деньги, полученные преступным путем и участвуют в коррупционных схемах. Входящий в топ-100 самых богатых челябинцев Валерий Эфрос знает это на своем опыта. Дальнейший рассказ о банке «Уралпромбанк» немыслим без цитирования издания «Устав», погрузившегося в благотворную атмосферу постаревших бандитов 90-х годов.

Бандиты традиционно создают «общаки» и прочие «кубышки» где хранятся средства на чёрный день. В конце девяностых у них появилась новая традиция – создавать собственные банки, которые они используют для расчетов со своими контрагентами. В ряде регионов, где бандиты уже выросли из эпохи девяностых, подобные финансовые институты прекратили или прекращают своё существование.

На этот раз издание «Устав» заинтересовал Челябинский «Уралпромбанк», подконтрольный хорошо известному по криминальной хронике в девяностые годы Валерию Эфросу. Считается, что «Уралпромбанк» связан с финансовой группой Виктора Христенко. Ходили слухи, что одно время группу, в которой находится «Уралпромбанк» активно поддерживал бывший губернатор Сумин. Предпринимателями, которые «опекаются» лично Виктором Христенко называются олигархи Константин Струков и Андрей Комаров. Именно этим объясняется их удивительная живучесть и безнаказанность, несмотря на то, что есть все основания для возбуждения целого ряда уголовных дел. О беспределе Струкова мы сообщали в отдельном материале. Считается, что на разных этапах своей жизни Эфросу приходилось работать с криминальным тяжеловесом Виталием Рыльских, который по сути был его бизнес-партнером. В эту же группу входит Марк Лейвиков – один из соработников Виктора Христенко, с которым они «держат» регион. У Эфроса имелись связи с вице-спикером Законодательного собрания области Виктором Чернобровиным и бывшим первым вице-губернатором Владимиром Дятловым. И это если не говорить о многочисленных силовиках и проверяющих, которые находятся на кормлении группы и всегда будут «проверять» так как надо.

Считается, что именно «Уралпромбанк» стал центральным элементом во множестве схем, которые уже давно реализуют челябинские братки. В частности, пару лет назад стало известно о деле МУП «Челябинские коммунальные тепловые сети» (ЧКТС). Предприятие создавалось Сергеем Давыдовым – заместителем бывшего губернатора Челябинской области Михаила Юревича. В открытых источниках указывалось, что Давыдов создал муниципальное предприятие в качестве посредника для перевода бюджетных денег во внебюджетные. Средства выводились через «Уралпромбанк» Валерия Эфроса.

Впрочем, последнее время у клана, с которым ассоциирован Эфрос, дела идут не очень хорошо и это накладывает свой отпечаток. Всё это не могло не нанести следа на банке, который с ним связан.
Казалось бы, обычный региональный банк

«Уральский Промышленный Банк» является небольшим российским региональным банком, который во всероссийском рейтинге занимает 338 место по совокупным активам.

На 1 января 2018 г. величина активов-нетто «Уралпромбанка» составила 3.48 млрд.руб. За год активы уменьшились на -7,63%. Спад активов-нетто отрицательно повлиял на показатель рентабельности активов ROI: за год рентабельность активов-нетто упала с 1.02% до -0.36%.

Самое интересное, что уменьшилось количество вкладов физических лиц. За год объем вкладов физических лиц со сроком свыше года снизился на 300 миллионов рублей, остальные вклады снизились на 70 миллионов рублей. Общая сумма пассивов снизилась на 360 миллионов рублей (почти 20 процентов). Таким образом, отток вкладов физических лиц серьезно ударил по пассивам банка.

Как отмечается на сайте «Банковская аналитика», по медианному методу (отброс резких пиков): сумма норматива мгновенной ликвидности Н2 в течение года неустойчива и имеет тенденцию к незначительному падению, однако за последнее полугодие имеет тенденцию к увеличению, сумма норматива текущей ликвидности Н3 в течение года и последнего полугодия имеет тенденцию к увеличению, а экспертная надежность банка в течение года довольно велика и имеет тенденцию к уменьшению, однако за последнее полугодие имеет тенденцию к значительному росту.

Структура и динамика баланса «Уралпромбанка»

Объем активов, приносящих доход банка составляет 79.97% в общем объеме активов, а объем процентных обязательств составляет 70.87% в общем объеме пассивов. Объем доходных активов примерно соответствует среднему показателю по небольшим российским банкам (77%).

«Уралпромбанк» в зоопарке финансовых схем Валерия Эфроса

Видим, что незначительно изменились суммы Кредиты юр.лицам, Кредиты физ.лицам, Векселя, увеличились суммы Вложения в ценные бумаги, уменьшились суммы Вложения в операции лизинга и приобретенные прав требования, сильно уменьшились суммы Межбанковские кредиты, а общая сумма доходных активов уменьшилась на 7.7% c 3.01 до 2.78 млрд.руб.

Прибыльность источников собственных средств (рассчитываемая по балансовым данным) уменьшилась за год с 3.91% до -6.18%. При этом рентабельность капитала ROE (рассчитываемая по формам 102 и 134) уменьшилась за год с 3.63% до -1.29%.

«Уралпромбанк» в зоопарке финансовых схем Валерия Эфроса

За год источники собственных средств уменьшились на 7.3%. А вот за прошедший месяц (Декабрь 2017 г.) источники собственных средств уменьшились на 5.9%.

«Уралпромбанк» в зоопарке финансовых схем Валерия Эфроса

Качество капитала — низкое (дополнительный капитал не меньше основного).

Уровень резервирования на последнюю рассматриваемую дату намного выше среднего показателя по российским банкам (около 13-14%).

Анализ финансовой деятельности и статистические данные за прошедший год кредитной организации «Уральский Промышленный Банк» (акционерное общество) свидетельствуют о наличии некоторых негативных тенденций, способных повлиять на финансовую устойчивость банка в перспективе.

Отметим, что подавляющее число обыкновенных акций Уралпромбанка (91,47%) были одно время сосредоточены в руках трёх основных владельцев: Вадима Баканова (21,41%), Николая Деревянкина (13,29%), Валерия Эфроса (56,77%). Считается, что именно Эфрос «держит» банк до настоящего момента.

В такой связи возникают вполне законные опасения, связанные с деятельностью «Уралпромбанка» — если покровители банка с их схемами находятся в состоянии турбулентности, то не вылетит ли сам банк в трубу?

По материалам — https://ustav.net/