Консультантом вечно нетрезвого мажора будет рейдер Александр Винокуров. Информация о том, что бывший президент инвестиционного подразделения «Альфа-банка» компании А1 Александр Винокуров вместе с сыном президента Олимпийского комитета России Александра Жукова Петром Жуковым собираются открыть на паях фитнес-клуб, вызвало недоумение у экспертов.

Даже в страшном сне трудно представить людей, настолько далеких от здорового способа жизни, как эти двое бизнесменов. Зависимый от алкоголя сын вице-спикера Александра Жукова оставил в Европе на память о себе внушительное количество полицейских протоколов о пьяных драках. Зять министра иностранных дел Сергея Лаврова Винокуров если и интересовался здоровьем — то только тогда, когда рейдерским способом отжимал в свою пользу очередную фармацевтическую компанию (вроде «Синтеза» или «Биокома») или сеть аптек (например, «Мега фарм»).

Стартап из бутылки

Но факт остается фактом. Хоть новый клуб еще физически не существует, у него уже есть товарный знак, принадлежащий ООО «Фитнес Джанки», которым Винокуров и Жуков владеют на паритетных началах. Судя по интервью бизнесменов, идея фитнес-клуба возникла спонтанно, в принципе оба они готовы были потратить шальные деньги своих родственников на любой проект в любой сфере деятельности.

«Мы с Петром близкие друзья, в том числе нас объединяет любовь к спорту», – без тени улыбки говорил в одном из своих интервью Винокуров. По словам «спортсмена», до того, как его тесть взлетел по карьерной лестнице, он работал тренером и давно хотел открыть собственный клуб. Идея фитнес-студии родилась у него с Жуковым в привычном для последнего месте — на одной из алкогольных вечеринок. Это была эксклюзивная вечеринка, господин Жуков на ней ни с кем не подрался, а пораженный этим фактом Винокуров пообещал вложить в будущее общее дело половину из необходимых 100 млн рублей.

Пьяница и дебошир Петр Жуков

Чтобы лучше понимать, что собой представляет фитнесмен Жуков, давайте вернемся на одиннадцать лет назад, в столицу русской бизнес-элиты — город Лондон. В тот день дежурные полицейские принимают звонок от местного жителя Барри Уайта, который сообщает, что его приятеля, сотрудника японской инвестиционной фирмы Бена Рамси только что избили соседи по дому – выходцы из России. По словам господина Уайта, они с господином Рамси отдыхали в квартире последнего с вином и пивом. В какой-то момент приятели обратили внимание на «громкую русскую национальную музыку», доносившуюся из соседней квартиры, и направились туда, рассчитывая напроситься на праздник. Русские, как выяснилось, тоже гуляли широко – с пивом и водкой, однако гостям они оказались не рады. Пока они били одного из визитеров, второй успел выскочить из дома и позвонить в полицию.

Приехавший полицейский наряд обнаружил Бена Рамси на улице – молодой человек в залитой кровью одежде ничком лежал на тротуаре. Англичанина отвезли в больницу, где врачи зарегистрировали у него переломы челюсти, двух ребер, десяток порезов на лице и на затылке, а также многочисленные ушибы и ссадины. Чтобы остановить кровотечение, медикам, как заявил представитель обвинения Ричард Милн, пришлось зашивать кожу на голове пострадавшего в 25 местах.

Тем временем полицейские по оставшимся на асфальте и лестницах следам крови установили квартиру, в которой произошел инцидент. На месте оказалась и вся «русская» компания – владелец квартиры 27-летний Артем Дашко и его гости Петр Жуков и Денис Вирин. Все трое, по данным полиции, были пьяны, при этом рубашки господ Дашко и Жукова были окровавлены, а на костяшках кулаков молодых людей полицейские зарегистрировали свежие ссадины, что косвенно свидетельствовало об их участии в драке. В процессе дальнейшего разбирательства обоим драчунам были предъявлены обвинения в нанесении телесных повреждений. Следствие длилось почти год, в итоге суд лондонского района Саутуорк назначил Жукову наказание в виде 14 месяцев тюрьмы и штрафу в £7500. Сам Жуков, разумеется, озвучивал политическую версию происшедшего и свой арест объяснял местью за отказ российских властей в выдаче Андрея Лугового, а Александр Жуков вообще отрицал склонность своего отпрыска к пьяному мордобою. Правда эти протесты сошли на нет, после как достоянием общественности стала история с еще одной хулиганской выходкой младшего Жукова, — как оказалось, до драки с соседями он успел избить водителя такси, пытавшегося выдворить из машины сына главного олимпийца России после того, как пьяного в дым Петра Жукова стошнило прямо на сиденье.

Завершив цикл своих британских подвигов, Петр Жуков с нетвердо поднятой головой вернулся на родину, где детям вице-спикеров (на тот момент Александр Жуков был вице-премьером в правительстве Михаила Фрадкова) вольно избивать хоть таксистов, хоть соседей без всяких серьезных последствий.

Бей посильнее — бери побольше

Компания А1, которой Александр Винокуров отдал лучшие годы своей жизни, — это рейдерское подразделение, задача которого выбивать деньги из должников и вразумлять людей, нелояльных к Михаилу Фридману, Петру Авену и Герману Хану. По данным источников, руководитель А1 в приватных разговорах называет себя «неприкасаемым», ссылаясь на свои родственные связи. По некоторым сведениям, сам Фридман никогда не был высокого мнения о креативных способностях своего сотрудника, в котором видел только один плюс — родство с Сергеем Лавровым.

Последним крупным приобретением Винокурова считается фармдистрибьютор «СИА интернейшнл», ранее принадлежавший Игорю Рудинскому. Ранее бизнесмен и его семья планировали сотрудничество с предпринимателем Алексеем Репиком. Но в октябре 2014 года Игорь Рудинский очень вовремя для Винокурова и А1 умер, а уже в следующем году его бизнес атаковали. Были запущены слухи о банкротстве Рудинских, у принадлежащего покойному Нота-Банка отозвали лицензию, членам семьи угрожали уголовными делами. Чтобы обеспечить собственную безопасность и не бежать из России, у наследников Игоря Рудинского не оставалось иного выхода, кроме как переписать большую часть акций «СИА интернейшнл» на структуры Александра Винокурова. Прибрав к рукам такого отраслевого гиганта, зять Лаврова решил, что наступило время немного расслабиться.

В мае 2017 года Винокуров покинул пост президента А1 и вместе с Сергеем Захаровым создал инвестиционную компанию «Марафон групп». Согласно данным ЕГРЮЛ, Винокуров – единственный владелец одноименного ООО. В то же время, Петр Жуков – основатель фонда прямых и венчурных инвестиций Indigo Capital Partners.

На спортивном рынке уже несколько лет идет тенденция тематического сужения, поэтому многие открывают именно студии, объясняет директор по фитнесу федеральной сети фитнес-клубов X-Fit Ирина Троска. Такой клуб открыть проще, продолжает она: затраты на аренду и тренерский состав меньше, к тому же в студиях может не быть специализированных зон (SPA, бассейн), требующих особого обслуживания и затрат на содержание. Но удержать клиентуру студии сложнее, замечает Троска: необходимо постоянно предлагать все более и более продвинутый фитнес-продукт в заданном формате.

«Секция» объединит в себе сразу несколько проектов – циклические виды спорта, единоборства и др., поясняет Винокуров. В клубе может одновременно находиться около 100 человек. Будут предлагаться индивидуальные тренировки с тренером (от 3,5 тыс рублей), групповые тренировки (от 1 тыс рублей) и самостоятельные (от 750 рублей).

В полноформатных фитнес-клубах и специализированных студиях клиентура различается, говорит Троска: если в тренажерный зал или на групповые программы в спортивный центр приходят разные категории людей с разными целями (поддержать форму, поправить здоровье), то в студии – люди, четко понимающие, что определились в предпочтениях своего тренинга. По уровню дохода эти люди могут не отличаться, замечает она.

«Секция» начнет работать в тестовом режиме с 10 июля. Если клуб окажется успешным, то в будущем партнеры готовы развивать и сеть студий, замечает Жуков. Если студию открывает известный человек, как в случае с «Секцией», то он легко притягивает туда клиентуру, считает Троска.