-5 C
Челябинск
Вторник - 12.12.2017

Как Кирилл Селезнев с подчиненными из Межрегионгаза пилит бюджетные средства прямиком себе в карман


Как Кирилл Селезнев нарисовался в очередной схеме бюджетного распила. На этот раз отмыться так просто не выйдет…

Неразбериха в госкомпаниях уже редко кого удивляет. Сильнее удивляет бездействие контрольных органов, которые пропускают самые открытые схемы обогащения нечистых на руку госменеджеров. В эпицентре скандала, разгоревшегося в сердце газового монополиста, находиться член правления Газпрома и генеральный директор его дочки “Газпром Межрегионгаз” Кирилл Селезнев. Его непрофессиональная деятельность уже принесла материнской компании, наполовину принадлежащей государству, сотни миллиардов рублей ущерба, и Селезнев не намерен останавливаться на достигнутом.

Деятельность подконтрольных ему “дочек” Газпрома зачастую проходит через офшорные счета, или же, как в случае с «Газпром нефтехим Салават» (ГНС), имеет юридический адрес в субъектах Российской Федерации (республика Башкортостан) с особым режимом налогообложения. Дочерние предприятия монополиста не только не приносят прибыли, но и генерируют убытки, в которых виноваты не обычные неплательщики, а высшие чины правления. До этого Кирилл Селезнев уже зарабатывал на махинациях с ГНС 10 лет назад, когда его брат Иван Миронов выступал в роли ловкого игрока на рынке ценных бумаг. Он скупил акции ГНС, а потом перепродал их Газпрому с наваром в 5 миллиардов рублей.

Зубья одной пилы

В настоящий момент огромные доходы у “кошельков” Селезнева образуются благодаря множеству разнообразных схем побед в тендерах. Верная команда Селезнева включает в себя трех членов руководства “Газпром Межрегионгаз” — Елену Михайлову (заместитель по корпоративным и имущественным отношениям), Наталью Коноваленко (заместитель по экономике и финансам) и Анатолия Еркулова (заместитель по капитальному строительству и инвестициям). До прихода в Газпром каждый из них не мог похвастаться карьерными свершениями, большим опытом или незаурядным образованием. Но в тех делах, которыми они занимаются, это было бы лишним. Чтобы хорошо паразитировать внутри национального достояния, нужно иметь навыки далекие от тех, которые дают институты и корпорации. Навыки наших героев отличаются от того, что мы от них ожидаем примерно как операции у ампутолога и нейрохирурга. Работа квартета идет конвейерным методом — от Еркулова приходит запрос на производство работ, Коноваленко подготавливает тендер, руководствуясь интересами подручных фирм, а Михайлова подчищает оставшиеся юридические проблемы на самом верху цепи. Кирилл Селезнев в этой цепочки выступает в роли кукловода, который прикрывает делишки своих марионеток.

Подрядочная семья

Елене Михайловой было всего 26, когда она попала в Газпром. Селезнев выбрал столь себе столь юную по семейному принципу — она приходиться женой его коллеге Михаилу Сироткину. С Сироткиным Селезнев работал еще в Морском порту Санкт-Петербурга, и хорошо знал качества своей будущей коллеги. Михайлова прижилась в его окружении, и осталась незаменимой помощницей даже тогда, когда её брак дал течь. Юристка привлекла Селезнева не своей молодостью и женственностью, а тем, что уже имела необходимый опыт в грязных делах. Будучи студенткой, она уже работала в Управление торговли МВД РФ у генерала-расхитителя Дурбажева. Освоиться на новом месте не было для нее проблемой.

С момента прихода Селезнева в Межрегионгаз у фирмы создавался образ «благотворительной» нагрузки газового гиганта. Продажу газа на российском рынке, которой занимается Межрегионгаз, называли постоянным источником убытков от неплательщиков и необходимости газификации малонаселенных пунктов. Михайлова улаживали формальности по переводу собственности региональных дочек в нужные руки. Услуги в этом деле стали для нее пропуском на место главы департамента имущества в материнской компании. Но даже на этой должности ее белые доходы не ровня с тем, что льется в ее кошелек через серые схемы “Межрегионгаза”.

Плодитесь и расхищайтесь

Орудовать с тендерами без помощи «своего» бухгалтера Селезневу было бы тяжело. Это место давно занимает Наталья Коноваленко. Она обеспечивает допуск к аукционам нужных фирм, которые со средней наценкой в 30% предоставляют услуги и поставляют необходимые материалы. Коноваленко пришла из отдела планирования добычи в департаменте экономики Газпрома. Здесь она также занимается добычей, которую делят вчетвером — в списке победителей ее аукционов чаще всего встречаются  Газстрой Северо-Запад, ПроджектТехнолоджи,  Арма и АНТ-Информ. Здесь можно углядеть конфликт интересов, потому что управлением занимаются родственники фигурантов этого дела, и прямой вывод средств, ведь фирмы частично принадлежат самим «межрегионщикам».

Кроме них часто используются фирмы-прокладки, которые меняют как перчатки. Через них контракты передаются старшим товарищам

Золотой пригруз

Прежде чем передать заказ — его надо сформировать. В этом заключается работа последнего участника схемы — Анатолия Еркулова. Он много лет предпочитал теоретическую экономику, отсиживаясь в аудиториях СпбГУ. В Газпром он попал через работу в компании «ЭкспоФорум». Его коллегой по фирме был брат Селезнева, а сам «ЭкспоФорум» является совместным предприятием Газпрома и Санкт-Петербурга. Еркулов был генеральным директором фирмы, пока шла стройка инфраструктуры и экспозиционных площадей, а когда контракты и подряда были розданы, оказался в Межрегионгазе. В начале его работы еще витали наполеоновские планы по газификации всей страны, но деньги на стройки тратились куда быстрее, чем шли работы. После кризиса стройки встали совсем, а вот денежное обеспечение приходится продолжать.

Заработок на строительстве газопроводов, который получает Селезнев, может заставить позавидовать даже президентов других госкомпаний. Разросшиеся аппетиты газпромовского менеджера утоляются с такой наглостью, что даже на примитивных пригрузах он получает так, будто это уникальный и высокотехнологичный продукт. Поставки средств балансировки проходят через закрытые торги, но если сравнивать цены Селезнева с рыночными, можно заметить разницу в 7 раз. С учетом того, что для прокладки магистральных трубопроводов требуется несчетное количество пригрузов, только на этом деле в офшоры он уже успел увести десятки миллиардов рублей.